Тревога!

Про взрослых

Неожиданное и не совсем понятное сообщение, после которого абонент исчезает из сети и становится недоступным. Странное покалывание в боку слева, которое не проходит после отдыха и 30 капель уж не знаю чего. Довольно спокойный разговор с коллегой, который заканчивается намеком на грядущие неприятности, которые «возможно, тебя и не коснутся, но, если что…». Все это запускает мощный процесс беспокойных метаний, ночных раздумий, дополнительных чашек кофе и запрещенных сигарет. Тревога. Тебе что-то угрожает, а что – неизвестно.

«За прошедшую неделю я очень остро ощутила, как сильно парализует тревога. Раньше мне не с чем было сравнивать, когда в доме как минимум один неуправляемый подросток, один малыш и один школьник-сдвгшник, тревога – это, скорее, постоянно действующий фактор, чем форс-мажорные обстоятельства. Как будто все время носишь на себе огромный тяжелый мешок, не позволяющий взлететь.

Но минувший год стал переломным, все успокоилось и как будто пришло в норму. Подросток немного поутих, малышка подросла и пошла в садик, средний гиперактивный школьник набрал вес и неожиданно перестал так отчаянно дребезжать. И я почувствовала, сколько, на самом деле, у меня сил и энергии. А вот тут несколько дней опять повисела между небом и землей ожидая результатов анализов, и по контрасту вдруг обнаружила. Маешься, не можешь ни о чем другом думать, ничего не затевается и невозможно, условно говоря, "заниматься творческой деятельностью". Максимум на что хватает ресурса - тупая ручная работа. Картошку чистить. Даже шить не получается, потому что шитье - это про будущее и радость, создание нового, придумывание.

И я подумала: а ведь вся страна живет в этой непрекращающейся тревоге уже почти сто лет. Когда не знаешь, откуда грянет, за что тебя убьют или арестуют, живы или нет твои близкие. Ты работаешь, устаешь, тратишь бесценное время своей единственной жизни, думаешь, что обеспечил себе спокойную старость, допустим, а тут приходят враги и объявляют, что "было ваше - стало наше". Или, в другой истории, "все, у кого фамилия на -ов с понедельника вне закона". Это даже не пост-травма, это постоянное, неотступное, выматывающее ожидание казни.

И мы еще удивляемся, почему вокруг такая разруха, что в головах, что в парадных». Ольга, 34 года

Тревога – это страх непонятно чего.

Когда человек боится, допустим, собак, то в отсутствии провоцирующего фактора (собак или других животных) он спокоен, расслаблен, сосредоточен. Когда опасность не определена, не названа, не обозначена, ты просто все время настороже, бдишь, караулишь, готовишься к отпору. Невозможно расслабиться, ушки на макушке и глаза по пять копеек. Лишь бы не пропустить признаки надвигающейся катастрофы, успеть вовремя среагировать, принять меры. Как будто внутри включена сверхчуткая сигнализация, которая по умолчанию выставлена на максимум.

Такое состояние называется «тревожное расстройство», иногда врачи добавляют слово «генерализованное», то есть, все психическое пространство захвачено переживанием грядущей беды. Это патологическое состояние развивается в ответ на длительный стресс или сильную травму, которая не была должным образом пережита и залечена.

«Сначала все было хорошо: мы поженились, была большая любовь, даже обожание. И первые два года я была счастлива. Потом я забеременела, родилась дочка, мы еще больше сблизились с мужем, как мне тогда казалось. А потом в одну секунду все рухнуло. В течение одного месяца у меня умер папа от инфаркта, у меня самой обнаружились проблемы с щитовидкой, а у мужа – любовница и уголовное дело по работе одновременно. Я даже не могла себе позволить оплакать смерть отца как следует, потому что надо было хватать дочку, скрываться, доставать где-то деньги. Муж почернел и совсем отстранился. Мама просто слегла, за ней ухаживала ее сестра. Я была оглушена и полностью растеряна. Через полтора года этот ад закончился, жизнь наладилась, мне подобрали лечение, муж тоже вернулся ко мне, и мы помирились. Но я с тех пор не могу нормально спать, кричу во сне, мне все время кажется, что за спиной или за дверью кто-то стоит. Оставляю везде свет, моюсь в душе с открытой дверью. Я схожу с ума? Марина, 37 лет».

Нет, конечно, никто не сходит с ума. В определенный момент, когда ситуация была острой и совсем неуправляемой, организм Марины перешел в режим гипермобилизации: все ресурсы были пущены на решение актуальных и очень серьезных проблем, это позволило женщине выстоять, не разрушиться, не загреметь в больницу с чем-то смертельным, она быстро и ловко уходила от опасности, заботилась о ребенке, поддерживала мать.

Но когда реальная опасность миновала, приказ о мобилизации попросту некому было отменить. И психика продолжает поиск несуществующей угрозы, а когда не находит подходящий объект – создает его фантом. За дверью никого нет, а кажется, что есть.

В состоянии тревожного ожидания удара (который может последовать из любого места), мы отключаем все другие жизненные программы: теряем интерес к еде, размножению, удовольствиям, общению. Все интеллектуальные и душевные силы уходят на сдерживание тревоги: ведь хочется или разрыдаться и залезть на ручки к кому-нибудь сильному и взрослому, или свернуться комочком под одеялом и тупо пережидать, когда этот ужас минует.

Вы, конечно, слышали об экспериментах с двухлетними детьми, мамы которых оставляли их в игровой комнате на разное время? Некоторые дети с ревом бросались за матерями, требовали, стучали в дверь. Другие сначала плакали, а потом успокаивались на руках у воспитателей, но все равно не начинали свободно играть, а сидели и сосали палец. И была третья группа детей, которые никак внешне не проявляли своего беспокойства, а продолжали заниматься тем, чем занимались до ухода мамы. И исследователи уж совсем было собрались объявлять эту группу детей «быстро и хорошо адаптировавшимися». Но когда у этих малышей взяли анализы крови и сняли показания сердечного ритма, оказалось, что они близки к обмороку, если не к инфаркту. Пульс и уровень гормона стресса – кортизола – просто зашкаливали. А самыми адаптивными оказались те ребятки, которые громко протестовали и рвались к мамам.

Какой мы можем сделать вывод из этого эксперимента.

  • Во-первых, крайне важно громко вслух заявлять о своих чувствах: «Я в ярости!». Или «Мне очень страшно!». Не говоря уже о переживании (оплакивании) острого горя в связи с потерей любимого человека. Если есть возможность сделать это в подставленное дружеское плечо – совсем хорошо. Нет плеча – возьмите 4-5 сеансов у кризисного психолога, в бесплатных государственных центрах работают отличные специалисты.
  • Во-вторых, необходимо позаботиться о себе, чтобы организм получил сообщение «о тебе есть кому позаботиться». Есть, пить (особенно пить!), спать по расписанию. Не можете заснуть – зайдите к невропатологу, пусть выпишет вам снотворное на месяц.
  • В-третьих, обеспечьте себе любую физическую активность на воздухе. Дело в том, что в теле тревога ощущается как «возбуждение минус кислород», мы реально перестаем дышать нормально, когда пугаемся. Древнейшая приспособительная реакция: прикинься мертвым, замри, не двигайся, тогда медведь сочтет тебя дохлым и уйдет. Необходимо раздышаться, наладить питание мозга, чтобы он мог думать и принимать правильные решения.
  • (Ноотропы не работают, более того, ни в коем случае не ведитесь на рекомендации «вот, попей ***, надо же подпитать мозг». Ноотропы повышают тревожность и провоцируют агрессию. А вот успокоительные травки работают, но лучше все же проконсультироваться с врачом).
Если с момента травмирующего события прошло три месяца, а вы все еще не спите нормально, похудели/набрали вес, вздрагиваете от каждого звонка или громкого звука, вам трудно связно думать и есть ощущение, что сил нет совсем – добро пожаловать к психотерапевту.

Чем раньше вы начнете лечение, тем быстрее жизнь наладится. Коротко говоря, вы сожгли все ваши запасы (хорошего настроения, сил, выдержки), и их надо восполнить.

Если, конечно, у вас нет возможности отвалить на пару-тройку месяцев из города на природу и полный пансион. Раньше люди знали эти нехитрые правила и применяли их неукоснительно. Теперь всем почему-то кажется, что с бедой можно переспать ночь, а с утра снова включаться в полноценную работу. Это совсем не так. Ваш организм – не резиновая лента, ему нужно время для восстановления. Берегите себя.
4 сентября, 2018
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей