Один на вершине

и куда дальше?
Про взрослых
«Мне 35: пора!»
Дмитрий Сухарев, ария Ломова из мюзикла «А чой-то ты во фраке?!»

На самом деле, теперь надо петь «Мне 45: пора!». Пора начинать жить для себя, прекратить этот бессмысленный бег в колесе, остановиться, оглянуться… Ведь я на вершине!

К сорока пяти годам у современного мужчины обычно уже выполнена программа-максимум: дом (часто и не один) построен, сын (иногда и не один) выращен, сад цветет. Самое время расположиться с удобством в каком-нибудь модном гамаке и вкушать плоды своих трудов.

Но тут оказывается, что в гамаке тебе как-то ой. Не лежится. Тревога гнетет, ночью просыпаешься от круговерти мыслей, днем тоже трудно расслабиться, то почта рабочая, то (якобы) выросший сынок пишет «пап, у меня проблемы, помоги!», то маменька пожилая купила каких-то мутных акций по телефону на все похоронные деньги. Иногда уже сил нет сдерживаться, хрястнешь свой самый крутой смартфон об стену, да провалитесь вы все, замотали, не могу больше!

С карьерой тоже засада.

Почему никто не предупредил, что на вершине ужасно холодно, дует дикий ветер, очень жестко, и молодые волки жадно щелкают зубами? Думал, вот стану самым большим начальником или заработаю еще несколько миллионов – буду сидеть на террасе итальянской виллы, попивать хорошее вино с какой-нибудь вкуснятиной, и только мелодичные оповещения из банка будут радовать слух: «Ваш счет пополнен!».

Ага, счаззз! Крутишься, рабочий день растянулся до 16 часов, отпуск дольше пяти дней невозможно даже нафантазировать. Разве о такой жизни я мечтал?

Конечно, нет. Предполагалось, что к середине жизни можно будет слегка расслабиться и подумать наконец о смыслах этой самой жизни. Задать себе сакраментальный вопрос «Зачем?». Вдумчиво его покрутить, рассмотреть со всех сторон, посмаковать, опечалиться, в конце концов, побыть в экзистенциальном кризисе, депрессии и меланхолии. Вместо всего этого прекрасного, приличествующего взрослому мужчине, переживания приходится продолжать свой бессмысленный бег с препятствиями, стараясь соответствовать изменчивым требованиям времени и социума.

О, вот, кажется один из ответов: я ведь должен соответствовать ожиданиям.

Вернее, даже не ожиданиям других людей, а тому, как мне кажется, другие требуют от меня.

Например, мне кажется, что моим детям будет лучше, если они получат самое лучшее заграничное образование: я обязан дать им хороший старт, а это возможно, только если человек закончил как минимум Кембридж. Или Гарвард.

Так ли это? Тянет ли этот конкретный Савелий или Полина учебу в крутом университете на чужом языке? Его ли это мечта, или у него никогда не было своих мечт, поскольку с самого раннего детства таскали по различным развивалкам-обучалкам, да так, что никто и не выяснил, что он за человек на самом деле? Жена, ради которой построен этот шикарный дом в престижном загородном поселке, об этом ли она просила? Или в ее внутренней картинке «женское счастье – был бы милый рядом» рисовалась небольшая съемная дачка на Волге, с цветами и самоваром, куда можно было бы приезжать по выходным? Неизвестно, поскольку, скорее всего, у вас не было времени тогда все подробно обсудить, вы были заняты зарабатыванием денег на эту виллу. В процессе вы, конечно, отдалились друг от друга, сейчас почти не разговариваете о себе, только о делах, о детях, поэтому пришлось завести любовницу, чтобы хоть кого-то интересовало, как прошел ваш день и что вы видели во сне.

Один уже очень взрослый, умный и состоятельный человек сказал мне пару лет назад, что выбор у него сейчас – или очередную новую любовницу искать, или идти преподавать, потому что больше, судя по всему, никто его по доброй воле слушать не станет. А ему очень хочется с кем-то говорить: рассказывать о себе, о своей жизни, делиться опытом, видеть в глазах восхищение и интерес к своей персоне. Иначе тоска заедает, особенно, как в зеркало утром глянет.

«Пойди на психотерапию, - посоветовала тогда я универсальное средство от любой печали. – Тебя будут гарантировано очень внимательно слушать как минимум два часа в неделю. И обойдется сильно дешевле». Собеседник мой скептически хмыкнул, а через некоторое время прислал фото: новая жена, новый дом, новый ребенок. На ближайшие лет двадцать ему опять есть, чем заняться. Правда, говорить о себе опять не с кем, поскольку работает он теперь вообще без продыха, денег-то надо в два раза больше, на две семьи.

Так о чем же хочется разговаривать с доброжелательным и сочувствующим собеседником мужчине в самом расцвете сил, состоявшимся в жизни во всех смыслах этого слова? Что за мысли будят его в три часа утра и заставляют стоять на пустой кухне, уткнувшись лбом в холодное стекло? Что его беспокоит, кроме нестабильной экономической ситуации в стране?

А вот что.

Во-первых, начинают скоропостижно и страшно погибать друзья-ровесники. Кто-то влетел на мотоцикле в грузовик на встречке. Кто-то не проснулся утром – тромб, или эмболия, или еще какая неведомая хрень, аневризма. Третий вернулся из во всех отношениях познавательного тура в Таиланд и за три месяца сгорел от какой-то печеночной инфекции. Это они-то! Орлы и капитаны! А я тогда что? Тоже когда-нибудь умру?

Впервые эта мысль посещает нас лет в пять, и мы, пораженные, ошарашенные, делаем один из двух выводов: а) надо срочно жить на всю катушку, чтобы все успеть, или б) мы все равно умрем, поэтому какая разница, как жить.

Потом эти переживания уходят на дно, в глубины бессознательного, и не беспокоят аккурат до начала следующего кризиса: подросткового или вот этого, медианного.

Во-вторых, и это следует из «во-первых», осознание своей смертности делает жизнь человека одновременно бессмысленной и очень ценной. Нам так нужно ставить свой след на этой Земле, ради этого мы рожаем детей, сочиняем и рисуем, строим и достигаем. Одни называют своим именем университеты, другие открывают и находят, третьи… Третьи совершают дикие преступления против человечества, чтобы «помнили в веках». Мысль о том, что после меня не останется ничего, невыносима до воя. Она гонит вперед и не дает уснуть. Но если позволить себе пережить это отчаяние и ужас, на свет появится действительно зрелый человек, а не испуганный подросток на гормонах. Да, мы все умрем, но давайте жить достойно сейчас, а не в веках.

В-третьих, ведь если, по словам классика, мы мало того, что смертны, мы еще и внезапно смертны, значит, ничего нельзя планировать? А как тогда жить? Ведь один из самых сильных стрессоров для ответственного и рационального человека – неопределенность. Все стараются отрастить внутри себя дзен, занимаются медитацией, практикуют йогу, а все для того, чтобы научиться выдерживать сильнейшую тревогу, связанную с полной непредсказуемостью нашей жизни. Это, наверное, то, что на поверхности, с чего можно начать работать: хотя бы научиться останавливать бесконечный поток тревожных мыслей.

И последняя, четвертая, экзистенциальная данность, по определению Ирвина Ялома: выбор. Несмотря на все вышесказанное, отрицая саму (безусловную, абсолютную) идею своей смертности, одиночества, неопределенности, у нас всегда есть выбор. Даже в совсем элементарных вещах: притормозить на мигающий зеленый или поддать газу. Накричать на разгильдяя-сына или внимательно приглядеться, а не заболел ли он, что-то бледен и глаза блестят лихорадочно. Принять очередной карьерный вызов или остаться на месте, продышаться, сбавить темп.

В своей работе с клиентами, столкнувшимися экзистенциальными вопросами бытия, я почти ничего не делаю. Вся моя работа заключается в назывании тяжелых, непривычных, очень обескураживающих чувств: вы растеряны, горюете, в смятении, чувствуете беспомощность. Для сильных, мощных, очень могущественных людей признать, что эти эмоции вообще существуют – уже большая победа. Иногда одно это признание позволяет сделать наконец полный выдох всей грудью, а то уж думал – инфаркт, так болело. Следующий этап – продолжительное отвечание на вопрос «зачем?». Помните, в спектакле Квартета И «Разговоры мужчин» они разворачивают эту тему, как полностью останавливающую всю сексуальную (читай: жизненную) активность? Но ответить себе на этот вопрос совершенно необходимо.

Фактически, вы находитесь на вершине, с которой можно смотреть вперед и вниз. Когда карабкаешься наверх, нет времени подумать «а зачем мне это надо, а чего я хочу для себя, а что я буду делать, когда доберусь до самого верху». Ну, забрался, и что теперь?

Посиди, подумай. Послушай ветер, посмотри на звезды. Спроси себя «Как тебе здесь?». Возможно, ты лез сюда только для того, чтобы остаться в одиночестве, наедине с собой.

Литература для тех, кто хочешь глубже вникнуть в тему:

Ирвин Ялом, «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти»

Джеймс Холлис, «Под тенью Сатурна. Мужские психические травмы и их исцеление», «Обретение смысла во второй половине жизни»

31 октября, 2018
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей